the gods are in you

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » the gods are in you » Принятые анкеты » Маркус Уэйн, 21 год, Танатос


Маркус Уэйн, 21 год, Танатос

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

"Смерть не так страшна, как ее малюют. Главное, познакомиться с ней поближе, сойтись накоротке. Вблизи она бывает даже забавна."
http://s6.uploads.ru/cKHsT.png
https://38.media.tumblr.com/f1578ce4f57257fffd757c96baf25917/tumblr_mtorj4b6KL1rsoylno1_500.gif
bill skarsgard
Мое имя выговорить несложно - Маркус Уэйн. Ему уже 21 год. Я Танатос и в греческом пантеоне я олицетворяю смерть, поэтому моя жизнь не так проста. Хотя, мне нравится в этом мире быть одним целым с Зиа и Робертом, проводить с ними время творить наш собственный хаос в ночи и я стремлюсь принят себя и научиться полностью контролировать.
Я умею отдалять или приближать смертный час людей, решать при каких обстоятельствах умрет тот, кто должен, чувствовать смерть, как она пришла и к кому, раньше мое чутье касалось только небольшого расстояния вокруг меня, сейчас расстояние увеличилось на несколько кварталов, что будет дальше увидим, а еще весьма неплохо разбираюсь в истории, литературе и биологии.

http://s3.uploads.ru/RDJex.png

Многочисленные романы о любви, написаны точно не по мотивам истории зачатия Маркуса. Вспышка, сильная, жгучая, она ослепила двоих, но не на длительное время. Этого времени хватило лишь на пару свиданий: клуб, кафе, кино, кафе, выезд за город, и соитие на заднем сидении автомобиля Густава. Конечно же, он не надел презерватив. И конечно же, она забеременела.

Четыре месяца парочка изображала, какие никакие чувства, строя перед старшим поколением идеальную парочку, но оба понимали что-то не то, а аборт делать оказалось как-то неожиданно поздно. Девушка семью не хотела, особенно ребенка, а в Густафе не то, чтобы проснулся отец, но убийство своего ребенка он позволить не мог. И так парочке пришлось поддерживать связь еще пять месяцев.

Родившись, Маркус впервые отнял жизнь. Врачи даже толком сказать не могли, что именно произошло с его матерью, ведь роды проходили отлично, она просто закрыла глаза под первый крик мальчика, и больше их не открыла.

Обеспеченному молодому человеку, пришлось вмиг перестраивать свою жизнь под роль отца одиночки. Удавалось с трудом и только с помощью нянь, которые не держались больше, чем полгода. Не то, чтобы Маркус был сложным ребенком, но и не то, чтобы обычным. Младенцем был достаточно спокойным, что иногда настораживало людей. Не каждого повеселит малыш, который заглядывает тебя прямо в душу. С возрастом характер стал сложнее - тихий, молчаливый мальчик, который казалось и посмотреть на тебя криво не позволит себе, мог в мгновение измениться и одним взглядом попытаться увидеть то, что у тебя внутри еще и прокомментировать это словами, которые точно не должен знать маленький ребенок.

Последнюю свою няню довел до нервного срыва тем, что притащил мертвую кошку на задний двор, он тихо и внимательно разглядывал животное, а на испуганный вопрос женщины: «Что ты делаешь?», ответил: «Пытаюсь представить, как умирала моя мама.» Не смотря на заявление женщины, ничего садистского в этом не было, он просто не мог позволить себе хандрить и плакать по этой причине, так как отец запретил. Маркусу было ужасно жаль бедное животное, которое ему напомнило о матери. Он всей душей тосковал по женщине, которую не знал и которая, не известно, полюбила ли его.

Поступив в школу, мальчику больше не нанимали нянь, его отец сам пытался воспитывать ребенка и совмещать это с бизнесом и даже умудрялся заводить романы. Сближение с отцом не было радость, даже как-то напротив, раздражало, потому что для Маркуса он уже успел стать чужим.

Свою семью он обрел в школе, ею стали двое его одноклассников. Зиа -  улыбчивая девочка с моторчиком, генератор самых безумных идей, Роберт – спокойный, сдержанный мальчик и самый головастый из троих ребят. Им, казалось, хватило одного взгляда, чтобы понять, что они связаны нерушимыми узами и одной судьбой.

Сочетание их характеров дало взрывную смесь, о которой ходили по округе, как не легенды, так слава точно, которую можно было назвать даже дурной.

Рожденные в один день, понимающие друг друга без слов, два брата не связанные кровью, решили это изменить. Ритуал - клятва на крови, а спустя время забавное чудо - их родители сошлись. Пускай Оливия и Густаф не долго пробыли «семьей», разбежались, но парни остались братьями и по крови, и по документам, отныне их связывала еще и одна фамилия.

Время шло, личности формировались, но все трое не сильно изменились, как и не изменились их отношения. Не без проблем и ссор, но все же это было не так значимо, как их отношения, которые нечем было заменить. Обиды быстро забывались, да и не были обидами, а были скорее вспышками, чаще всего агрессором был Маркус. С возрастом он стал еще больше вспыльчив, хотя избегая стрессов и раздражителей, он был самым постоянным, он редко меняет свое мнение, всюду находит своеобразную, но железную для него логику, которой придерживается. Его невозможно в чем либо переубедить, ну почти что не возможно, это удается только Зиа или Робу, которые отлично знают за какие рычаги стоит тянуть, да и просто он не может им долго противиться.

Если Роберт в их компании самый спокойный, то Маркус самый закрытый, он не подпускает к себе чужих людей и не волнуется о том, что они о нем подумают, предпочитает чтобы не думали вовсе. Его сложно чем либо удивить, натура такая, да и пристрастия постарались. Еще с тех пор, как он притащил домой мертвую кошку, он увлекся анатомией, он не хотел связывать с этим жизнь. Но его интересовало строение тел людей и животных. Он разделял увлечение Зиа к рисованию, рисовал он только людей, только карандашом. Иногда только какие-то конкретные части или органы, что было еще как странно, но еще страннее было то, с каким трепетом и старанием он вырисовывал то, за что брался, каждый изгиб, каждая мышца, каждая деталь, он все выделял, все подчеркивал, не упускал ничего. Но рисование не больше, чем хобби, оно не значит столько, сколько значит для подруги.

В подростковом возрасте, Маркус все больше начал нуждаться в Робе, парень был словно личным успокоительным, без которого Марк постоянно встревал в неприятности из-за вспыльчивости. Зиа же действовала на него противоположно, рядом с ней отказывали тормоза, он был энергичен и весел. А вот без них он был слишком мрачный и безразличный, его старались избегать, наблюдая издалека. Достаточно эгоистичен, чтобы считать Зиа и Роба своими, и не позволять им принадлежать кому-либо другому, кроме как друг другу. А еще он самый ревнивый, что  часто служило поводом для его плохого настроения и даже ссор с близкими.

Впервые случилось это тогда, если задумать, то у всех троих именно тогда это было впервые.

«Меня лично не приглашали, потому что приглашены были все, и знали это все, и не важно кто и как к кому относился. Все проходило как обычно происходит: алкоголь, плохая закуска, которая только способствовала опьянению… Наркотики? Не знаю, принимал ли кто-то. Нет, ну разумеется кто-то что-то притащил, но вряд ли кто-то бы осмелился связаться с чем-то тяжелым. Да и какой придурок продаст несовершенно летним что-то в большом количестве. Нынешним барыгам нужна торговля, а не смерти от передоза, - усмешка парня не подействовала, все воспринималось серьезно. – Нет, Тед не идиот, он не стал бы что-то пить кроме пива, не то что принимать. Точно не сам. Мы говорили тем вечером, стояли вдвоем и чувствовали себя не в своей тарелке, он – потому что был трезв, а все пьяны, я – потому что еще не нашел ребят. Разговор был не о чем, пару фраз, пару шуток об одноклассниках. Он меня даже подбодрил, он определенно был не плохим парнем, так как остальные бы предпочли меня игнорировать, а он не боялся… Да, мы закончили разговаривать, когда пришли ребята. Я тогда еще повздорил с Робом… Это как-то относиться к делу? Блять, вы серьезно? Ну ладно, я вспылил, потому что ушлышал как Луиза громко делилась с каким-то парнем с планами на вечер, хотите знать какими именно? Конечно хотите, вы ведь все это запишете в свой блокнотик, описав какой я грубый и невоспитанный молодой человек. Ну так вот, он громко делилась о том, что хочет затащить в койку нескольких парней, по отдельности или вместе у нее спросите. Среди ее намеченных жертв был и Роб, а парня, собеседника своего она просила отвлечь Зиа. Он громко пошутил о том, что сделает с моей подругой и как. Я не был зол на Зиа и Роба, наоборот, но я все равно вспылил из-за услышанного, я плохо выражаю беспокойство. Нет, драки не было, мы в жизни не поднимали на друг друга руку, тем более на Зиа. Что? Рука? – Маркус поднял обмотанную бинтом руку и изогнул иронично бровь. -  Порезы, могу даже показать я уронил стакан и поранился.  Но это не важно, примерно тогда начался пиздец. Тогда начались и драки, и вообще все вокруг словно с ума посходили и творили непонятно что. Но Теда я тогда не видел, возможно ему уже стало плохо, я не знаю.  Возможно это кто-то так глупо прикололся, что-то подлил в бутылки, не знаю, дыма напустил какого, ведь не могут люди сбеситься одновременно, а потом и отрубиться прямо на месте.» - Маркус психовал, когда рассказывал о ссоре с Робом, но остальное время брал себя в рук. На него странно смотрели, да и продержали казалось дольше всех, добиваясь каких-то понятных ответов от его безразличного отношения. Но это было напускным, внутри него все так же бушевало безумие, потому что он лгал. Он помнил больше, но он не мог рассказать. Ему не поверят. А если поверят – запрут, хотя еще неизвестно где, в камере или в мягкой комнате.  Перед тем, как уснуть, Марк почувствовал «это». Чужую жизнь, не огонек, а искра электричеств, сияла, мигала и шипела в ритм. Пах-пах, пах-пах, пах-пах. Как сердце. Шипела и мигала в такт. Странная тяга, захотелось прикоснуться к чему-то, что он видел лишь один, почувствовать тепло в пальцах.  Рука сжимается, хватая по сути воздух, потому что рядом ничего нет, «это» где-то дальше, близко но не здесь. Биение усилилось, ускорилось, ведь рука все сильнее сжималась. Затем послышался где-то далеко хрип, слишком далеко, чтобы слышать его так отчетливо, как слышал Маркус, а искра исчезла, словно нырнула внутрь парня, как через проводник, проходя через него куда-то в неизвестность. Тогда-то в миг стала известна истина – в другой комнате держась за сердце скончался Тед. Маркус это словно сам увидел, словно сам почувствовал, словно это он сжал его сердце и отобрал жизнь.

А дальше сон.  А когда очнулся, тогда уже узнали все о смерти парня, но не так подробно, как он. И Уэйн знал, это он отобрал его жизнь. В тот момент как никогда не хватает друзей. После допроса взгляды – вздох облегчения, на него не сердятся, они снова вместе, хотя и их не пускали к друг другу. Когда все заокончилось, было объявление, что никто не виноват. А Маркус не смог не сказать друзьям, когда они остались втроем наконец-то произнес: «кажется, я его убил». Хотя «кажется» было сказано зря, он не знал как, но точно знал, что это сделал он.

  Новая страница жизни – поиски. Кто они? Что с ними происходит? Потому что происходит что-то со всеми ними. Сколько книг, предметов, людей - столько информации и невозможно понять где их истина. Но понятно одно, они не люди, не совсем и с этим нужно было что-то делать. Принять себя не было сложно, сложно было научиться себя контролировать, управлять тем, что скрыто внутри, сильнее сливаться со своей сутью. В этом случае ребятам было чуть легче, последствия их «тренеровок» не столь кардинальными, а в руках Марка были жизни всех вокруг. Он тренировался на растениях, которые вяли по его малейшему желанию, на животных, чьи сердца он мог остановить, заставить броситься под машину или упасть с высоты. Но это было не все, на этом невозможно было остановиться. Человеческие жизни было так же легко оборвать самыми разными способами, не пачкая собственных рук. Убийство не то, чтобы приносило удовольствие парню, это было словно то, что он был обязан делать. Каждая смерть где-то рядом сопровождалась видением у Маркуса, так же как и первый раз, он знал как, когда, и каково это. Он словно пропускал через себя души, их последние воспоминания, чувства, мысли и эмоции.

Все  бы стало сплошной тьмой, если бы с Марком не было ребят, которые познавали себя так же, как и он, и так же оставались поддержкой и частью его самого. Безумие Зиа заражало их, так же как и спокойствие Роберта, в то время как Маркус старался держать их подальше от своего хаоса, а однажды, во время их безумного решения, он не дал их душам покинуть его. Горы таблеток, которые всыпали в себя ребята, заставив парня наблюдать за ними, а в самый ответственный момент не отпустить. Шутки и болтовня подтверждали уверенность в нем. Захватывающее чувство, удерживать их сияние, не отпускать его, поддерживать до тех пор, пока оно полностью не восстановилось после их суицида. Странно, но Уэйн чувствовал себя потрясающее, несмотря на то ,что спасая друзей он забрал невинный жизни двух соседей.

Потребовалось время, чтобы найти ответы на столько важных вопросов, понять то, что их интересовало. Нашлось объяснение их связи, которая была давнее и прочнее, чем они могли подумать. Маркус и Роберт, их сущность, они на самом деле братья, близнецы, а Зиа их сестренка. Они были детьми ночи, как бы это на первый взгляд не звучали, они были ее воплощением. Ночь это их время, их место, их стихия.

Чем больше они развивали в себе способности, тем прочнее сливались со совими сущностями, которая меняла их, хотя в них скорее открывалось то, что было скрыто, они становились такими, как должны.

Маркус больше не противился своей сущности, сформировался как личность спокойная, безразличная, почти незаметная, но пускающая ужас в души людей, просто пожелав этого, он мог быть непредсказуемым, агрессивным, страшным, но это уже больше поддавалось контролю, не то, что в младшем возрасте. Парень стал  еще более жестким, своенравным, ним невозможно управлять, а те, кто пытались - жалели. Врожденная интуиция и логика способствовали добыванию знаний. То, что многие считали скучным вызывало восторг и трепет. Мифология, история, литература, языки, творчество, биология, все хотелось поглотить в себя. Его отношение к обществу не изменилось, он все так же считает толпу безмозглой, а человека он ассоциирует с пустышкой, стеклянной бутылкой, которая все никак не решиться чем себя заполнить, переживая только об этикетке, анне содержании, забывая, что он сделана из стекла, и для Маркуса весь их внутренний мир открыт. Можно спокойно назвать его жестоким, он спокойно смотрит на чужие страдания, но увы, не наслаждается ими, а ему просто все равно, если бы они захотели их прекратить достаточно сильно, он может быть и помог бы все закончить, потому что он способен. Все такой же собственник и ревнивец, а все из-за того, что не так ного людей было в его жизни, и уж точно не было столь близких, как Зиа и Роб. Никогда не влюблялся, любовью может назвать только чувства, которые испытывает к этим двоим, так что не отрицает ее существование. Несмотря на свой большой рост, который часто его выделяет среди остальных, он достаточно грациозен, движения плавны, резким бывает только в вспышках гнева.

Чем чаще его посещала смерть, чем чаще она показывала ему свой лик, тем спокойней он к ней относился, а со временем даже начал относиться с симпатией, он видел в смерти умиротворенность и покой. Он перестал переживать о тех, чью смерть видел.

Но были смерти, кроме тех, что он забрал взамен, которые тоже были на его совести. Преподаватель, можно было бы сказать, что он сам нарвался, но если взглянуть правде в глаза, они на самом деле заигрались, когда мучили его, но совесть так и не завопила: «Что ты делаешь!?». Но об одном слуае он жалеет, тот случай, когда из-за неконтролируемой вспышки пострадала женщина, молодая мать ,которая умерла с ребенком на руках.  Это стало гранью, которую все же не стоило перегибать. Маркус все так же считал смерть – покоем, но вот только не покоем для близких людей тех, кто умер. Да и это отвратительное чувства, насилу отобранной жизни, которое до этого не было известно парню, отпечаток жизни той женщины, остался внутри парня.

Уэйну пришлось отходить от этого случая, это был наверное самый долгий срок, на протяжении которого он не виделся с друзьями, но ему нужно было подумать. Он тогда пошел на одну крышу, сидя на краю, свесив ноги в пустоту он курил и наслаждался тем ,как впереди мигают огни города, и как мягкий теплый ветер ласкает его лицо. Как послышался скрип двери – кто-то прошел на крышу, и его в помине не замечал, ступил на край и расставил руки, готовясь к падению. Маркус тогда засмеялся, перепугав юного суицидника, и заставив отскочить назад, а его это на самом деле развеселило, он был уверен, что этот человек не прыгнет, не его сейчас время. «Ты кто к черту такой?» - завопил незнакомец, хотя это было достаточно глупо. Маркус улыбался, затягиваясь сигаретой и болтыхая ногами, почему бы не сказать правду? «Я смерть». «Ага, очень смешно. Блять, нашел время посидеть тут.» - незнакомец недовольно зашипел и прошел к выходу, но парня это не устраивало, он начал свою маленькую игру. «Бух!» - имитация выстрела и к ногам незнакомца упала мертвая птица, он вскрикнул и с ужасом посмотрел на Марка. «Не верь мне. Не стоит. И не верь в то, что твое время не пришло, что даже если бы меня тут не было, ты бы не прыгнул. Потому что все не так плохо. Плохо, только когда плохо, люди хотят уйти, разве они захотят покончить с собой, когда счастливы? Они видят в смерти спасение, но в тоже время самого страшного врага. Определились бы.» незнакомец продолжил пялиться на парня. «Кт оты к черту возьми такой?». «Я? Я - смерть. Не злодей, не монстр, не герой, не спаситель. Я то, что закончит твою жизнь, заставит тебя перестать существовать, превратит в нечто. А сейчас я пойду домой, иначе мои родные будут волноваться.»

Странная встреча, со странной моралью, открыла глаза ему самому.  Все успокоилось, стало на свои места. Время выпуска – поступление в колледж, втроем они шагнули в новый этап жизни, начав его со всего нового, учебы, квартиры, работы,  только они остались прежними. Дом, уютный, хотя и пребывающий в своеобразном хаосе, который никто не хочет прекращать. Вещи хранящие их историю перепутаны с неизвестным новым хламом, который где-то откопала Зиа. Книги стопками стоят где только можно, их столько и находятся они в таких местах, что и догадаться ложно, пластинки, диски.. все это их дом, который отважно обороняет нечто, именуемое «Хуйней» ибо другое название не прижилось, а знаний Маркуса по биологии не хватало ,чтобы определить, каким же растением является, эта их Хуйня.

Когда всплывает новый факт, так званый «донор», котрый может приумножать их милы, ребята конечно стремятся его заполучить, но все произошло слишком быстро, чтобы Маркус понял, что они его убили. Это было странно, и снова перебегало грань. Но Зиа, она как оказалось не остановилась, она нашла нового донора, который, как оказалось выжил, и мало того, должен был прожить еще достаточно долго. Теперь стало понятно, если быть осторожным, это не опасно для человека. Но пока что парень точно не собирался с кем-то строить отношения Бог-Донор, так что это знание было отложено на потом.

Марку с борьбой но удалось добить место журналиста в местной газете, и мало того, у него получилось добиться именно той хроники, которую он хотел вести ,а именно - криминальной. Это было близко ему, а еще, он как никто дугой мог описать смерть, ее обстоятельства, и навести ужас и трепет на читателей. Были и плохие стороны, пришлось больше бывать среди людей, заводить связи в полиции и находить знатоков среди окружения. Большинство негативно его встречало, недооценивало «мальчишку», но мнение их было изменить так же легко, как и оборвать чью-то жизнь. А еще, став журналистом, парень осознал, что может быть не только пугающим для людей, но и привлекательным и к еще большему удивлению обаятельным. Все же гены папаши, Густава, который пачками косил наивных дам – дали о себе знать. И это было ново, полезно и…  приятно.  Но сближаться с людьми он все так же не спешил, ему все так же было плевать на человека, если он ему не был полезен.

Неожиданным ударом стало то, что Роберт влюбился. Этого простить и принять Маркус не мог, ровно и так, как и отпустить брата, который всегда принадлежал только ему и Зиа. Соблазн убить помеху, так сладок, и он не видел помех кроме той, что это могло ранить Роба. Смерть всегда ранит кого-то близкого, а ранить его он себе позволить не мог. Смерился? О нет, но ничего делать он не собирался, может когда-то он примет это, но точно не сейчас.

http://s3.uploads.ru/RDJex.png
Как нас нашли: Лисса позвала
Связь: skype - kirusha_deer

пост

Как обычно течет жизнь? Ну рождается человек, растет, затем уже стареет и умирает. Все это должно чем-то разбавляться, в идеале это учеба, затем работа, личная жизнь, семья. Но есть и исключения - вампиры, оборотни, и глупые наивные подростки желающие разбавить свою жизнь чем-то захватывающим и страшным, например - связаться с одним из представителей сверхъестественной расы. Конечно же никто не кричит о своем истинном лице, но город слухами полнится, что в местном ночном клубе зависают не только простые смертные.
Для большинства - это выдумка, и они приходят просто весело провести время, напиться и подцепить кого-то, некоторые же ищут встреч. Александру всегда приходилось внимательно наблюдать за посетителями, чтобы люди не нарвались на неприятности, а нелюди их не предоставили, эти самые неприятности. Скучная работа, но вампира устраивало, ведь он чувствовал себя создателем чего-то значимого - территории, которая не принадлежит никому, где все на равных правах и могут спокойно забыть о расовых разногласиях. Это бы не удалось без работников, которых с трудом, но заманил к себе парень. Вампиры в основном были танцорами, диджеями, оборотни же охранниками, которые следили за порядком. Сам Алек чаще всего восседал на своем троне в одной из вип комнат с мониторами видео наблюдения, либо же за барной стойкой, ведь именно это самое удобное место, чтобы наблюдать за происходящим в живую.
До недавних пор все шло как по масло и хрупкий мир существовал. Для всех это было удобно, а для Сайкреда еще и прибыльно. Но вот что-то начало происходить. Сначала поступило пару жалоб на нападение, странно, что это ничем фатальным не заканчивалось, но никто из пострадавших не мог сказать кто на него покушался. Вампиры валили вину на оборотней, а те наоборот на вампиров. Александр почувствовал тревогу, несмотря на то, что в клубе ничего не происходило, но нападали именно на тех, кто посещал его заведение раньше, и именно не далеко от него. Было ли это предупреждением? Либо же кто-то так провоцировал появление конфликта? Без разницы что, но это сработало - все стали более осторожными, и кажись все затихло... Тишина длилась не долго, ее прекратил крик человека, обнаружившего труп подле клуба. Александр сам лично пошел разведать что именно произошло. Первой жертвой оказался оборотень. У вампира но то время были связаны руки законом, и он не вмешивался. позволив разобраться полиции, возможно он бы и не вмешивался дальше, если убийства не повторялись.
Сегодня Александра разбудил звонок от работницы клуба, человека, которая вся в слезах начала выговариваться о том, что прямо в главном зале найден труп. Вампир был скован солнцем, которое еще светило на небе, так что он приказал девушке никого не впускать в внутрь и чтобы она не вздумала вызывать полицию и дождалась его.
Как только день начал подходить к концу и солнце почти скрылось за горизонтов, натянув себя лишнюю одежду и сев за руль автомобиля, стекла которого были затемненные до незаконности и рванул к себе на работу.
Войдя в помещение, парень сразу ощутил запах мертвечины и услышал всхлипы бедной девушки, которая заперлась внутри.
- Алиша? - позвал Алекс девушку, чтобы не напугать своим присутствием, та всхлипнула и помчалась к парню, вцепившись в него и что-то истерично повторяя себе под нос. - Тихо-тихо, -  не любить подобные ситуации это одно, а не выставить себя бесчувственным уродом это совсем другое. Так что вампиру пришлось сыграть понимающего и заботливого хозяина. - Так успокойся, - парень мягко приподнял лицо девушки за подбородок. - Успокойся, прекрати плакать, все хорошо. Ты сейчас соберешься с духом и отправишься домой, завалишься в мягкую постель, проспишь всю ночь и на утро, все что ты сегодня увидела в клубе покажется тебе ночным кошмаром не более, этого не было на самом деле, я еще неделю назад обещал тебе выходной и ты ним насладишься, - влиянием на незрелых еще молодых людей не сложное дело, особенно если они не слишком образованы и достаточно наивны, так что Алек был уверен, что девушка послушается и на самом деле забудет что видела.
То что внушение подействовало стало ясно, когда девушка прекратила плакать и попрощавшись пошла к выходу. И теперь было время приступать к трупу. Переведя взгляд на тело внутри зала парень вздохнул и подошел ближе, стараясь ничего лишнего не трогать, изучая, запоминая и замечая все детали. Не являясь детективом, парень зафиксировал в памяти самое важно - жертва вампир, на теле раны, имитирующие или в действительности, нанесенные когтями животного, если точнее - оборотня, сердце вырвано, крови на месте почти нет, так что понятно, что ее сюда кто-то сюда перенес. Запахи все сбивались в кучу, так как постоянные толпы народу хорошо следят.
- Вот подстава то, - Алек пнул ногой один из барных стульев, который отлетел далеко в сторону. Вампир сейчас пытался трезво мыслить и сообразить, что ему теперь делать. Оставлять все как есть или же уничтожить труп было не выходом, убийства могли повторяться еще, во первых - для бизнеса не плюс, во вторых - все над чем работал эти годы Алек шло волку под хвост.
Поднявшись наверх, к камерам, как и ожидалось аппаратура была испорчена, а диски изъяты. "Ну и что теперь делать? Копам доверится не дело, как всегда все испоганят и оставят дело незакрытым. Еще и необъяснимую ересь напишут о трупе... Хотя..." Парень напрягся вспоминая кто может из знакомых работать в полиции. Из знакомых никого, но если память ему не изменяла, среди местных детективов точно был один оборотень. Встречаться ним не приходилось, видимо не любитель ночной жизни, а Александр в правоохранительные органы не лез и не связывался с ними лишнее, но все же слухи об этом парне до Алека дошли.
Заперев здание, вампир плюнул на машину, и решил что к участку доберется быстрее пешком, помчался по ночным улицам-проулкам, надеясь, что нужный ему человек еще не отправился домой, и пытаясь на ходу вспомнить имя.
Уже находясь у участка, вампир достал телефон и быстро прокрутив список контактов нашел подпись "Валя", и набрал с разочарованием услышав звук голосовой почты.
- Привет, учитель-педофил, как только услышишь сообщение бегом дуй ко мне в клуб, дело есть. И нет, не как обычно, надеюсь тебя заинтересует то, что у меня в главном зале валяется труп вампира, и тебе известно, что это не первая жертва. Так что, Сладкий, надеюсь на твою помощь. В долгу не останусь,  - сбросив вызов, Александр и ступил первый шаг в участок, направляясь к посту дежурного, где сидел юноша, который настороженно уставился на вампира. - Здравствуй. Не подскажешь ли ты мне, где я могу найти детектива Грэма... Имя точно не помню, Джер... Джери?
- Джерард? - переспросил парень на посту, а Алекс довольно улыбнулся.
- Именно он. Не подскажешь, он еще  тут? А нет, как я могу с ним связаться?

http://s6.uploads.ru/cKHsT.png

+6

2

Код:
<!--HTML-->

<center>
<style>
#geobg {background-image:url('http://funkyimg.com/i/22KZf.png'); width:450px; height:345px; box-shadow:1px 1px 5px #000;}

#geo {width:300px; height:148px; overflow:hidden; position:relative; top:0px;}

#geo img {width:110px; height:110px; border:#fff; border:solid #ad956b 6px; border-radius:100%; -o-border-radius:100%; -moz-border-radius:100%; -webkit-border-radius:100%; position:relative; left:20px; top:14px; float:left; z-index:999;}

.geoline {width:165px; height:3px; float:right; position:relative; right:11px; top:75px; z-index:998;}

.geomain {background-color:#cdc1a9; width:400px; height:175px; position:relative; top:0px;}

.geocont {width: 395px; height:185px; font-family:marvel; font-size:13px; text-align:justify; text-transform:lowercase; overflow:auto; line-height:100%; padding-right:2px; position:relative; top:5px;}

.geocont p::first-letter {font-size:42px; font-family:Playball; font-weight:300px; color:#4e3f29; float:left; padding:5px; margin:0px 3px 0 0;}

.geocont b {color:#4e3f29; font-family: 'Montserrat', sans-serif; font-size:12px; font-weight:600;}

</style>

<div id="geobg">
<div id="geo"><img src="http://funkyimg.com/i/22YfJ.gif">
<div class="geoline"><object type="application/x-shockwave-flash" data="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" width="160" height="8">
   <param name="movie" value="http://flash-mp3-player.net/medias/player_mp3_mini.swf" />
   <param name="bgcolor" value="ad956b" />
   <param name="FlashVars" value="mp3=https%3A//a.tumblr.com/tumblr_nebbey30VW1tke23qo1.mp3&amp;bgcolor=ad956b&amp;loadingcolor=ad956b&amp;buttoncolor=ffffff&amp;slidercolor=ffffff" />
</object></div>
</div>
<div class="geomain"><div class="geocont">
<p>
Здравствуй, мой дорогой друг! Как давно я тебя не видел, я почти забыл <a href="http://thegods.rusff.ru/viewtopic.php?id=8">[как ты выглядишь]</a>, я даже уже начал развешивать на столбах объявления о том <a href="http://thegods.rusff.ru/viewtopic.php?id=7">[кто ты такой]</a> и что дома тебя ждет семья. Ты слишком долго путешествовал по этому миру <a href="http://thegods.rusff.ru/viewtopic.php?id=16">[расскажи о себе]</a>, как ты жил все эти годы? </p>
<p>Главное, что теперь ты с нами, прошу тебя, больше не теряйся, никогда не теряйся. Добро пожаловать домой, назад в Сан-Франциско.</p>
</div></div>
</div>
</center>

0

3

Отношения
http://s6.uploads.ru/cKHsT.png

0

4

Хронология
http://s6.uploads.ru/cKHsT.png

0


Вы здесь » the gods are in you » Принятые анкеты » Маркус Уэйн, 21 год, Танатос


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC